Деловая слава России

Новости


МЕЖОТРАСЛЕВОЙ АЛЬМАНАХ

Свежий номер альманаха, Архив номеров, Подписка на альманах, Реклама в альманахе, Контакты


АКТУАЛЬНАЯ ТЕМА



Опрос

Нужно ли стремиться вернуть в Россию учёных, уехавших жить и работать за границу?
Да, не стоит упускать умных и талантливых людей
Скорее да, но вряд ли наше государство сможет обеспечить им заграничный уровень жизни
Скорее нет, лучше обеспечить хорошие условия тем, что ещё не уехали
Нет, лучше вложить средства в воспитание и развитие молодых учёных
Другое








Деловая слава России » Экономика » Инновационное развитие экономики России

Экономика: Инновационное развитие экономики России - 13-09-2014, 17:18

 

Анатолий Васильевич ДОЛГОЛАПТЕВ
генеральный директор ООО «ТЭЭМП», научный руководитель, д.т.н.


Вячеслав Михайлович ФИЛИН
заместитель генерального директора — главный конструктор ООО «ТЭЭМП», руководитель разработок сложных космических изделий и комплексов, д.т.н., профессор

 

ТОЛЬКО «УМНАЯ» ЭКОНОМИКА СДЕЛАЕТ РОССИЮ КОНКУРЕНТНОЙ

 

Анатолий Васильевич Долголаптев отмечен премией А.Н. Косыгина, этой очень дорогой для него, по его словам,  наградой, не только как руководитель успешных коллективов, тридцать лет разрабатывающих инновационные технологии, но и как государственный и общественный деятель, последовательно отстаивающий интересы науки, образования и оборонно-промышленного комплекса как  главных основ неизбежного перехода России на инновационный путь развития. Анатолий Васильевич раскрыл свое понимание будущего российской инновационной экономики. 

 

Советская научно-инженерная школа на протяжении десятилетий конкурировала с американской. Казалось бы, реформаторы начала 90-х должны были бы использовать этот выдающийся по мировым меркам интеллектуальный потенциал для перехода к самой эффективной – инновационной экономике, но тогдашняя отечественная правящая элита «не заметила» научно-техническую революцию и переход к экономике знаний. Я совсем не являюсь апологетом всего, что происходило в СССР, но именно в тяжелый для страны период был реализован уникальный способ выживания нации, заключавшийся в научно-промышленном развитии, реализации масштабных (инновационных, как сейчас говорят) проектов, кроме того объединявших людей в общество. Для того, чтобы состоялись ракетный, космический и атомный проекты, надо было иметь полноценно развитые науку и инженерное дело практически во всех отраслях. Только благодаря этому сложился ракетно-ядерный (стратегический) паритет, и мир избежал третьей мировой войны. И всегда правящая страной элита обязана понимать, что эффективное развитие страны возможно только в случае опережающего прогресса в образовании, науке, а сегодня и в применении результатов последней.

 


Сегодня, несмотря на то, что имеются попытки власти оказать поддержку инновационным разработкам, все это похоже на «рассеяние энергии в атмосфере» по одной простой причине: для того, чтобы инновации стали экономическим локомотивом, нужно, чтобы в стране был сформирован платежеспособный спрос на инновации.

 

 

В сырьевых отраслях, которые определяют нашу экономику сегодня, предпочитают покупать все необходимые технологии за рубежом. В перерабатывающих отраслях прибыль 3-7 процентов, а временами и убытки. Но ведь никаких инноваций без заказчика не бывает! Но в то же время Россия – страна инженеров, в стране десятки миллионов технически образованных людей, и власть могла бы рассчитывать на них в инновационных процессах, но власть бездействует. В этих сложных условиях только энтузиастам в частном порядке удается удерживать и продолжать инновационные процессы.

 


Чем же отличался Советский Союз, почему в то время наши разработки были интересны всему миру? Считается, что были огромные затраты на вооружения, а в действительности происходили большие затраты на развитие интеллектуальной деятельности, продукты которой использовались для создания вооружений. Методы моделирования сложных процессов или новые материалы, которые создавались, к примеру, в мега проекте «Энергия-Буран», применимы в разных отраслях. И умышленно отказаться от использования этого уникального ресурса могли только преступники. Они во главе с Ельциным и Гайдаром развалили систему накопления в стране (государство накапливало ресурсы через свою собственность), не сделав никаких серьезных попыток к регулированию и ограничению процесса разворовывания собственности и доходов. «Получилось» так, что в стране не оказалось денег на поддержку науки и инновационного процесса. При этом было сформировано поколение бизнесменов, абсолютно не заинтересованное ни в чем, кроме сиюминутной максимизации прибылей.

 

 

Но, в тоже время, начались инициативы местного или частного порядка: мэры городов-наукоградов первыми почувствовали крайне тяжелые перспективы для своих городов, и появилось движение, закончившееся созданием Союза развития наукоградов России. Союз наукоградов мне предложили возглавить в 1996 году, и это движение позволило впервые на государственном уровне заявить проблему инновационного развития. Наукограды – это наш вклад в мировую цивилизацию: 70 городов с высокой концентрацией интеллекта, причем во многих из них и сегодня есть все необходимое для инновационного развития (кроме денег). К счастью, администраторы на местах поняли важность интеллекта для развития и существования их городов, и приняли соответствующие программы развития. Власть поддержала руководители предприятий, бизнес и все население городов – родился феномен общественного согласия в отдельных наукоградах. Таких городов полтора десятка, некоторые добились блестящих результатов. Это в первую очередь Дубна, в которой расположена одна из первых особых техниковнедренческих экономических зон, Обнинск, Кольцово в Новосибирской области. Я считаю очень серьезной победой, что они от умирания перешли к развитию и в какой-то степени благоденствию, выстроив инновационный пояс вокруг интеллектуального ядра, сформированного в результате вложений советского периода.

 


Оказалось, что многие наработки в рамках советских оборонных программ можно использовать и, развивая, превратить в инновационную продукцию. Наше Товарищество энергетических и электромобильных проектов – прямое доказательство этому. Многие интеллектуальные продукты можно запустить в экономический оборот, и открывающиеся при этом рынки гораздо больше, чем, например, рынок прямых космических продуктов. В оборонных отраслях успех всегда определяют научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. Если рассмотреть бюджет СССР на НИОКР конца 80-х годов, 50% всех затрат шло в девятку оборонных министерств, 25% шло через Академию наук и ряд других гражданских отраслей, но половина из них тоже в интересах оборонного комплекса. Таким образом, в ОПК сосредоточен уникальный и по масштабам, и по качеству интеллектуальный клад, не ставший кладбищем, несмотря на усилия «младореформаторов» и их идейных последователей во власти. Но самое главное, что, несмотря на все сложности, в «оборонке» выжили инженерные и научные школы, которые в состоянии достаточно быстро развернуться по любому направлению.

 


Состоявшийся в последние годы поворот к политике развития ОПК несомненно войдет в перечень заслуг сегодняшней власти, но хотелось бы, чтобы ОПК также стал локомотивом инноваций для гражданских отраслей. Этого всегда добивались наши выдающиеся (по мировым меркам) разработчики вооружений, объединившиеся в начале 90-х в Лиге содействия оборонным предприятиям, президентом которой мне выпала честь работать десять лет. И если нам удалось добиться появления программ вооружений и развития ОПК, то политику инноваций Правительство реализует в основном через университеты, Роснано и Сколково, оставляя невостребованными интеллект и производство в ОПК. К примеру, Положение о Роскосмосе не содержит даже упоминания о функции развития ракетно- космических технологий для инновационного решения проблем в других отраслях.

 

 

В июле в Правительстве РФ будет рассматриваться документ «План Правительства России по поддержке развития отечественного экологичного транспорта». Во многом этот план появился как реакция на то, что ряд отечественных инновационных фирм, включая и наш «ТЭЭМП», развивая технические решения советских оборонных программ, в том числе «Энергии-Буран», создали базовые компоненты мирового уровня для экомобилей. Например, постоянные магниты, разработанные по этой программе, стали основой для нового энергосберегающего двигателя – мотор-колеса. Мотор-колесо на сегодня – это самый эффективный привод и с технической, и с экономической точки зрения для любого электромобиля или гибрида.

 


Изменяя и улучшая многие материалы, созданные для вооружений, а также, что еще важнее, применяя инженерный опыт ОПК, наши специалисты разработали новые накопители энергии, важнейшие элементы эффективного экологичного транспорта. Благодаря эти двум нашим разработкам появилось новое поколение экомобилей – последовательные гибриды, впервые конкурирующие с обычными (грязными) автомобилями по главному потребительскому критерию – совокупной стоимости владения. Например, 12-метровый автобус (самый распространенный в наших городах) будет в виде гибрида стоить всего на 10% дороже, чем обычный, но уже через 3 года начнет фактически «возвращать» в бюджет города дополнительную прибыль за счет радикального снижения расходов на  эксплуатацию. Впервые в мировой практике Россия может осуществить массовое применение экомобилей, и это весомый аргумент в  пользу использования нашего оборонно-технического потенциала в рыночных целях.

 

Читать далее:

Почему закрыли проект ё-мобиль?

 

 

Межотраслевой альманах №46/2014 год

 




 

Другие новости по теме:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.


АКТУАЛЬНО:

Календарь событий:

«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Архив новостей:

Сентябрь 2017 (2)
Август 2017 (3)
Июль 2017 (5)
Февраль 2017 (1)
Декабрь 2016 (1)
Ноябрь 2016 (7)