Деловая слава России

Новости


МЕЖОТРАСЛЕВОЙ АЛЬМАНАХ

Свежий номер альманаха, Архив номеров, Подписка на альманах, Реклама в альманахе, Контакты


АКТУАЛЬНАЯ ТЕМА



Опрос

Нужно ли стремиться вернуть в Россию учёных, уехавших жить и работать за границу?
Да, не стоит упускать умных и талантливых людей
Скорее да, но вряд ли наше государство сможет обеспечить им заграничный уровень жизни
Скорее нет, лучше обеспечить хорошие условия тем, что ещё не уехали
Нет, лучше вложить средства в воспитание и развитие молодых учёных
Другое








Деловая слава России » Экономика » Присоединение к ВТО

Экономика: Присоединение к ВТО - 19-04-2011, 06:00

ГПрисоединение к ВТО
Галина Даниловна КОВАЛЕВА
, зав. Сектором внешнеэкономических связей Сибири ИЭОПП СО РАН, кандидат экономических наук;

Марина Юрьевна ЖАРЛИКОВА, магистрант НГУ.

 

ПРИСОЕДИНЕНИЕ К ВТО НЕ УЛУЧШИТ ТОРГОВЫЙ КЛИМАТ СИБИРИ

 

По последним данным, срок присоединения России к ВТО перенесен на середину 2011 года, и с учетом временного лага на запуск всех механизмов последствий можно ожидать уже к лету 2012 года. Среди них одно из важнейших — изменение тарифного регулирования внешней торговли, снижающее или повышающее конкурентоспособность российских товаров. Оно относится к государственным инструментам, но осуществляется на уровне конкретной региональной экспортно-импортной операции, вследствие чего иная государственная политика тарифного регулирования налагается на резко дифференцированные региональные и отраслевые условия.

 

Присоединение к ВТОКак скажется присоединение страны к Всемирной торговой организации на отдельных регионах — вопрос по мере приближения его решения приобретает для территорий все большую актуальность. Оценки влияния таможенного регулирования на уровне страны и на уровне региона представляют различные задачи в силу специфики воздействия таможенных регуляторов и их результативности для регионов и страны в целом. Для страны в целом просчитаны все возможные сценарии, но не для регионального уровня.

В региональных последствиях можно выделить четыре критических важных направления: опосредовано через федеральный бюджет и напрямую через региональные бюджеты, внутренний рынок и перерабатывающие отрасли. Следует только заметить, что фискальный эффект тарифного регулирования обеспечивается в основном экспортно-импортными пошлинами примерно в соотношении 4 к 1, и все таможенные платежи поступают в федеральный бюджет. В бюджеты территорий прямых отчислений от таможенных платежей не производится. Сибирский федеральный округ вносит значительный вклад в экспорт страны, на него приходилось в 2007 и 2008 годах 31,5 и 38 млрд. долларов, в том числе свыше 31% экспорта древесины и целлюлозно-бумажных изделий, более 21% экспорта металлов и изделий из них. Свыше 12% топливно-энергетических товаров, более 12,9% продуктов химической промышленности, 13,2% машин, оборудования и транспортных средств экспортировалось при участии СФО. Фискальная составляющая тарифного регулирования внешней торговли регионов СФО выглядит довольно внушительно. В 2008 году таможни Сибири перечислили в  федеральный бюджет 134,8 млрд. рублей, установленное плановое задание было выполнено на 107,8%.

 

НУЛЕВАЯ ПОШЛИНА — ВРЕМЕННАЯ И НЕВЫГОДНАЯ РЕГИОНУ МЕРА

 

Присоединение к ВТО
Учитывая товарную структуру внешней торговли сибирских регионов, обеспечивающих значительные объемы в российском экспорте энергоресурсов, руд и металлов, древесины, драгоценных металлов, пушнины и так далее, можно предположить, что тарифное регулирование сырьевого экспорта должно иметь самое эффективное воздействие на их экономику (в 2006 году объем экспорта СФО, по экспертной оценке, достигал 40 млрд. долларов). Предположения не оправдываются. Наиболее яркий пример позитивного воздействия тарифного регулирования на отраслевой экспорт иллюстрирует опыт введения Правительством РФ в декабре 2009 года нулевой экспортной пошлины на нефть,  добываемую из 22 вновь освоенных месторождений Восточной Сибири, что стимулировало разработку месторождений богатой нефтью, но труднодоступной территории. В данном случае временное зануление таможенных пошлин преследовало цели активизации инвестиций в разработку новых месторождений, в частности Ванкорского с запасами порядка 520 млн. тонн. Такие меры, безусловно, негативно сказались на всей фискальной компоненте экспортных пошлин, так как налоги и сборы с  нефти составляют в федеральном бюджете уже более 39%. При ожидаемом экспорте 15 млн. тонн за год из восточных районов Сибири (первые два месяца позволяют предполагать, что объемы поставок будут еще выше — более 20 млн. тонн) центральный бюджет при нулевой ставке экспортной пошлины потеряет более 4 млрд. долларов. По мере освоения месторождений тарифные льготы постепенно убираются и поступления в федеральный бюджет достигнут максимума. Однако возросшая доходная часть Федерального бюджета никак не касается проблем регионов-продуцентов этих поступлений. Территория получает от развития экспортного производства лишь дополнительные рабочие места и малую долю пополнения налоговых поступлений в местные бюджеты, так как основные налоговые платежи производятся по месту регистрации добывающих компаний и идут на развитие регионов, где расположены их центральные офисы. И это уже значительный отъем у территории-продуцента инвестиционных средств. Тарифное регулирование экспортообразующих (сырьевых) отраслей на уровне региона отражается опосредованно через развитие добывающей промышленности на территории, а влияние роста экспортных тарифов на региональную  экономику в статистике практически неуловимо.

Более того, информационные потоки организованы так, что статистически оценить реальный вклад региона в экспортную составляющую страны становится невозможным. До 2009 года в таможенных данных по экспорту были зафиксированы только те объемы, которые прошли через таможни Восточной Сибири, то есть без учета экспорта нефти, отправленной на Запад по нефтепроводу. Действительно, зачем колониям знать о прибылях метрополии? Еще захотят иметь нормальные современные дороги, доступное по цене автомобильное топливо, газ, уголь, сопоставимый уровень жизни и так далее.

Неудивительно, что региональные управленческие элиты не тратят времени на оценку влияния снижения таможенных платежей на объемы регионального экспорта в случае присоединения к ВТО — слишком маленький региональный эффект как от их снижения, так и от повышения. По основным экспортным позициям решения об увеличении объемов экспорта принимаются корпоративно за пределами региона и его полномочий, и его направленность и эффективность не коррелируют с потребностями региона.

 

ТАРИФНОЕ УПРАВЛЕНИЕ В СФЕРЕ РЕГИОНАЛЬНОГО ИМПОРТА

 

Присоединение к ВТО
Второй сегмент тарифного управления — региональный импорт — более востребован. Оценка влияния тарифного регулирования на региональный импорт имеет свою специфику. Оно связано с удовлетворением спроса на внутреннем рынке, техническим перевооружением производств, созданием перерабатывающих мощностей на базе последних технологических новшеств и обратной стороной медали — импортозависимостью, вымыванию производств отечественных ТНП, фармацевтических продуктов, сжатию машиностроения и так далее.

Что здесь можно ожидать регионам? Основное требование при вступлении в ВТО — снижение средневзвешенной ставки таможенных пошлин. Теоретически одновременно должны бы снизиться и цены на импортные товары на потребительском рынке, однако, как показывает опыт, на это вряд ли стоит  надеяться. Реально снизятся издержки импортеров при сохранении внутренних цен реализации. Объемы ввоза в регионы импортных готовых изделий мало изменятся, так как они ограничиваются платежеспособным спросом (а он в регионах для основной массы населения исчерпан) и стимулируются отсутствием на рынке конкурирующих аналогов отечественного производства. Снижение импортной таможенной пошлины отрицательно повлияет на федеральный бюджет, и, теоретически, через его расходные статьи на региональные бюджеты. Выигрыш же останется в карманах импортеров.

Вопрос — в чьих? Территориальная структура российского импорта заслуживает  отдельного исследования. Определяющая доля импорта, потребляемого в российских регионах, ввозится в страну относительно узким кругом посредников, зарегистрированных в Москве, Московской области, Санкт-Петербурге и в меньшей степени на Дальнем Востоке. Это касается импорта электроники, машин, оборудования, многих комплектующих, товаров народного потребления и продуктов питания, особенно таких высоколиквидных как фармацевтической продукции и мяса.

По некоторым товарным позициям это можно попытаться оправдать за счет централизации закупок и снижения внешней цены за опт (монополия на рынке закупок уже была в СССР и все ее минусы известны). Однако региональным потребителям импортные товары поступают из центра уже с немалой монопольной наценкой. Например, за импортную продукцию животноводства территории платят четырем центральным регионам огромные дополнительные платежи за их посредничество. Импорт мясных продуктов в Россию более чем на 90% ввозится торговыми структурами Москвы (50%), Московской области, Санкт-Петербурга, и Ленинградской области. Разница оседает в посреднических структурах и затем, минуя инвестиции в сельское хозяйство, напрямую вывозится из страны.

Прибыль импортера облагается налогом по месту его регистрации. Следовательно, если в результате снижения торговых издержек вследствие снижения таможенных тарифов возрастет объем ввоза и продаж, то заметный рост налоговых поступлений произойдет в регионах, где зарегистрированы посреднические структуры, то есть в бюджетах центральных регионов. Региональный потребитель вряд ли что-либо выиграет от снижения импортных пошлин на ТНП. Стимулирующее воздействие снижения пошлин при присоединении к ВТО на ввоз оборудования и комплектующих будет также незначительным, так как по большинству позиций пошлины уже занижены, или обнулены. При этом ожидаемого развития перерабатывающих производств, способных решить задачу повышения доли готовой продукции в структуре российского экспорта и (или) импортозамещения, не произошло.

Например, деревоперерабатывающая промышленность восточных регионов, развитие которой нацелено на снижение доли сырья в экспорте в Китай, столкнулось с объективной неготовностью китайских потребителей приобретать что-либо, кроме древесины, для обработки которой на их территории созданы сотни предприятий, включенных в их производственные цепочки. Чтобы наша обработанная продукция нашла там спрос, требуется немалое время для технических стыковок, организации торговых цепочек для реализации изделий и полуфабрикатов и устойчивых связей на китайском рынке в условиях жесткой конкуренции с уже созданными.

 

Статья публикуется в сокращении

Полный текст статьи - см. альманах "Деловая слава России" № 2 за 2011 г.

kovaleva-g.d..pdf [97.91 Kb] (cкачиваний: 67)

 

G. D. Kovaleva, M. Y. Zharlikova.

According to the latest information the date when Russia is to join WTO was transferred to the middle of 2011 and taking into account the time lag to launch all the mechanisms, the consequences might be awaited by the summer of 2012. One of the most important among them — tariff regulation of foreign trade, reducing or raising competitiveness of Russian goods. How separate regions will be affected by the entrance of the country to WTO — the issue is  becoming more and more acute while it’s getting closer to the solution.

 

Другие новости по теме:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.


АКТУАЛЬНО:

Календарь событий:

«    Февраль 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
 

Архив новостей:

Январь 2020 (4)
Ноябрь 2019 (4)
Сентябрь 2019 (4)
Август 2019 (1)
Июль 2019 (1)
Май 2019 (4)