Деловая слава России


Новости




Экспертное мнение

Деловая слава России » Российская инженерная академия » Энергетическая эффективность экономики

Российская инженерная академия, Экономика: Энергетическая эффективность экономики - 4-01-2012, 14:54

Энергетическая эффективность экономики

 

Павел Павлович БЕЗРУКИХ
доктор технических наук, академик-секретарь секции «Энергетика» Российской инженерной академии

 

ПРОБЛЕМЫ ЭНЕРГОСБЕРЕЖЕНИЯ И ПОВЫШЕНИЯ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ ЭКОНОМИКИ РОССИИ

 

Президентом и правительством России подписаны основополагающие документы по повышению энергетической эффективности. Однако нормативно-правовое обеспечение перехода России к энергоэффективной экономике нуждается в существенной корректировке и развитии с учётом практики энергосбережения и научных разработок.

 

За последние три года в России произошли значительные сдвиги в области нормативно-правового обеспечения энергосбережения и повышения энергетической эффективности. Утверждены основные документы: Указ Президента Российской Федерации от 4 июня 2008 года № 889 «О некоторых мерах по повышению энергетической и экологической эффективности российской экономики», а также закон Российской Федерации от 23 ноября 2009 года №261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Несомненно, эти два документа сыграли значительную роль в постановке задачи повышения энергетической эффективности экономики, однако отсутствие научной проработки в законе и подзаконных актах, а также отсутствие широкой разъяснительной работы значительно снизило возможности ее решения.


Многое зависит от смысла применённых понятий. В научном понимании энергоэффективная экономика должна включать три компонента:
• эффективность использования топливно-энергетических ресурсов (ТЭР) при их производстве (добыче), транспортировке и потреблении (использовании)

• эффективность использования минерально-сырьевых ресурсов на всех стадиях жизненного цикла, а также материалов и изделий

• использование возобновляемых источников энергии (ВИЭ) для производства электрической и тепловой энергии При этом все три компонента должны развиваться или функционировать с учетом экологических ограничений и минимализации вредного влияния на среду обитания человека.

 

Энергетическая эффективность экономикиК сожалению, о втором компоненте в указанных документах даже не упоминается, хотя в материально-сырьевых ресурсах,  материалах и изделиях содержится овеществленная энергия, затраченная на их добычу и изготовление. По поводу возобновляемой энергетики в указе Президента содержатся конкретные постановления, но они практически не исполняются. В федеральном же законе по возобновляемой энергетике имеются декларативные, а по сути – двусмысленные требования, в которых в качестве критериев оценки работы субъектов указано: «увеличение количества случаев использования в качестве источников энергии вторичных энергетических ресурсов и (или) ВИЭ». Другими словами: если есть вторичные энергетические ресурсы, а они появляются в основном в металлургии, на химических и перерабатываемых предприятиях, то ВИЭ можно не использовать.


Да и сам термин «количество случаев» говорит о возобновляемой энергетике как о чём-то случайном, а не о необходимом направлении  работы. В этой статье предпринимается попытка провести краткий анализ существующего состояния дел и даются предложения по совершенствованию работы в области энергоэффективности.

 

Необходимо по возможности сблизить позиции науки, законодателей и руководителей государства и ведомств. И здесь, по мнению автора, непочатый край работы. Как известно, в указе Президента поставлена задача к 2020 году снизить энергоемкость российского ВВП не менее чем на 40% по сравнению с 2007 годом. Задача конкретная, но она понимается зачастую неправильно, а именно – как снижение энергопотребления на 40%. Такую трактовку приходилось слышать автору из уст депутатов Государственной думы РФ. Нетрудно предположить, что она отражает понимание проблемы значительной частью наших новых «эффективных» менеджеров. Далеко не все понимают, что речь идет об «удельной энергоемкости». Суть термина раскрывается ниже.


Понятия «энергоэффективность», «энергосбережение» и ряд других в федеральном законе РФ № 261-ФЗ отражают понимание предмета нашими экономистами и юристами, но не научное содержание предмета. Представляется исключительно важным определиться в основных понятиях, отражающих суть работы и правовых отношений в рассматриваемой области. К таковым относятся: энергосбережение, энергоемкость, энергопотребление, энергоэффективность.


Для пояснения приведем лишь один пример. В законе № 261-ФЗ даны определения понятий «энергосбережения» и «энергоэффективности»: «энергосбережение – реализация организационных, правовых, технических, технологических, экономических и иных мер, направленных на уменьшение объема используемых энергетических ресурсов при сохранении соответствующего полезного эффекта от их использования (в том числе объема произведенной продукции, выполненных работ, оказанных услуг)»; «энергетическая эффективность – характеристики, отражающие отношение полезного эффекта от использования энергетических ресурсов к затратам энергетических ресурсов, произведенным в целях получения такого эффекта, применительно к продукции, технологическому процессу, юридическому лицу, индивидуальному предпринимателю».


Не удивительно, что при таких определениях энергосбережение понимается как «уменьшение объема ТЭР», а энергетическая эффективность – как отношение полезного эффекта к затратам. Хотя это отношение может быть всяким: низким, средним, высоким, то есть «хорошим», «средним», «плохим».

 

Что же предлагает автор? Предлагается понимать «энергосбережение» как «реализацию правовых, организационных, научных, производственно-технологических и экономических мер, направленных на энергоэффективное производство и использование ТЭР». С наукой, надеюсь, пояснять нет необходимости. Осталось определить, что такое «энергоэффективное использование ТЭР», но к нему мы вернемся ниже, определив его через понятие «энергоемкость» и «энергопотребление».

 

Понятие «энергоемкость» в политике и экономике употребляется в макроэкономическом, научном и производственном смыслах. У всех на слуху понятие «энергоемкость внутреннего валового (регионального) продукта (ВВП (ВРП))», и тот факт, что она, по данным Международного энергетического агентства, в 2007 году по паритету покупательной способности в России выше (то есть хуже), чем в США – в 2,1 раза, Великобритании – в 3,5 раза, Франции – в 2,8 раза, Канаде – в 1,6 раза. Здесь речь идет об «удельной энергоемкости».

 

Следует иметь в виду, что «удельная энергоемкость» ВВП (ВРП) – это отношение потребленных за год в стране (субъекте РФ) ТЭР к сумме товаров и услуг, выраженной в денежной форме, – валовому или региональному продукту. Она измеряется в тоннах условного топлива (в угольном или нефтяном эквиваленте) на 1000 рублей или долларов США. Это расчетная величина. И если числитель – объем использованных ТЭР – могут подсчитать большинство энергетиков, то знаменатель – ВВП (ВРП) – может подсчитать далеко не каждый экономист. Вот и получается, что «отвечать» за этот показатель никто не может. А при сравнении с другими странами следует учитывать условия России: почвенно-климатические, огромную протяженность транспортных сетей, а главное – уровень развития экономики страны.


Далеко не всем известно, что у многих развивающихся стран удельная энергоемкость ВВП ниже (то есть лучше), чем в США: у Кубы – в 2 раза, Турции – в 1,7 раза, Индии – в 1,3 раза, Чили – в 1,25 раза. Важный вывод состоит еще и в том, что удельную энергоемкость ВВП можно снижать (улучшать показатель), увеличивая цены на товары и услуги. И так называемая «сопоставимость цен» – это также мало кому известная категория.


Итак, удельная энергоемкость ВВП дает всего лишь ориентировку сравнительного положения с энергоэффективностью, а не является главным показателем. Энергоёмкость в научном смысле определяется как полная энергоёмкость продукции – величина энергии и/или топлива, израсходованного на изготовление определенного объема продукции, включая расход на добычу, транспортировку, переработку полезных ископаемых и производство сырья, материалов и деталей с учетом коэффициента использования сырья и материалов.


Определение такой энергоёмкости продукции – очень сложная задача, поскольку для этого необходимо знать энергетические затраты на все технологические процессы и виды работ, сопровождающие получение, например, одной тонны свинца в слитках, – начиная от добычи руды, включая все транспортные и погрузочно-разгрузочные работы, а также «выход» свинца из руды. Поэтому определение полной энергоёмкости продукции – это научная задача, которая, однако, имеет очень важное практическое значение. Зная полную энергоёмкость основных видов продукции, можно с большой точностью прогнозировать потребность в энергии на значительный период.

 

Энергоёмкость в производственном смысле определяется как энергоёмкость производства продукции – величина расхода энергии и/или топлива на основные и вспомогательные технологические процессы и общезаводские энергетические нужды на изготовление определенного объема продукции, выполнение работ, оказание услуг. На этом понятии основаны семантически близкие понятия «энергоёмкая отрасль», «энергоёмкое предприятие», «энергоёмкий технологический процесс» и тому подобные.
Однако сам по себе объем потребления энергии и/или топлива ничего не говорит об энергоэффективности, поскольку «большое» потребление ТЭР может быть связано с различным объемом выпускаемой продукции, услуг или выполняемой работы.


Мерой или показателем энергоэффективности является «удельная энергоёмкость производства продукции» – величина расхода энергии и/ или топлива на производство единицы продукции, работы или услуг, выраженная в натуральных единицах (штуки, килограммы, кВт/ч и тому подобные). Удельная энергоёмкость производства продукции определяется путем деления «энергоёмкости производства продукции» на объем производства продукции за определенный период, обычно за год. Другими словами, все предметы, окружающие нас – от письменных принадлежностей до машин, механизмов, домов, сооружений и тому подобного – имеют свою энергоёмкость, то есть затраченный непосредственно на их создание объем топлива и/или энергии.

 

Но все виды продукции, работ и услуг разделяются на две категории: а) не требующие ТЭР в процессе своего функционирования и б) потребляющие топливо и/или энергию в процессе функционирования. Вторая категория, кроме понятия энергоёмкости, характеризуется также понятием «энергопотребление». Это величина энергии и/или топлива, потребляемого установкой, машиной, механизмам, технологическим процессом и тому подобным в процессе функционирования по прямому назначению. И в этом случае мерой или показателем энергоэффективности является «удельное энергопотребление» – величина расхода энергии и/или топлива на производство единицы продукции или работы. Классические примеры – расход топлива автомобилем на 100 километров, удельный расход условного топлива на производство электрической или тепловой энергии (кг.у.т./кВтч, кг.у.т./Гкал).

 

Безусловно, понятия «энергоёмкость» и «энергопотребление» связаны между собой, однако они отражают разные стадии жизненного цикла любого изделия: его изготовление и его функционирование. Из сказанного выше вытекает понятие «энергоэффективность использования ТЭР» – достижение научно обоснованных значений (лучших мировых достижений) потерь топлива и/ или энергии на всех стадиях жизненного цикла, а также удельной энергоёмкости производства продукции и удельного энергопотребления машинами и механизмами при производстве продукции или работ при соблюдении ограничений техногенного влияния на окружающую среду процессов добычи, транспортировки и переработки топлива, производства, передачи и распределения электрической и тепловой энергии. Указанные выше определения четырех основных и производных от них понятий и должны составить научную, терминологическую основу разработки правового обеспечения энергосберегающей и энергоэффективной политики.

 


Далее, казалось бы, все просто по существу, но достаточно сложно в условиях непонятной экономики России. Просто потому, что определить удельную энергоемкость основных видов продукции при желании возможно. Определив удельную энергоемкость, например, производства стали, алюминия, цемента, бензина, нефти, пшеницы, картофеля и так далее (килограмм условного топлива на тонну), сравниваем с мировыми достижениями или показателями, определенными в результате научных исследований и энергетических обследований предприятий, и определяем технологические, технические, организационные мероприятия достижения этих показателей. Главное достоинство этого подхода в том, что он понятен каждому образованному человеку. И показатели можно проверить без особого труда.

 

Следует иметь в виду, что энергоемких отраслей (точнее, видов продукции и работ) не так уж много – порядка 25-30, но они потребляют около 75% всех ТЭР. Кстати, такая целенаправленная работа по определению удельной энергоемкости велась в советское время силами специалистов «Госэнергонадзора». Для достижения успехов в снижении удельной энергоемкости продукции и работ необходимо восстановить в каком-то виде эту структуру. Но это только часть, хотя и главная, работы по снижению удельной энергоемкости (УЭ) ВВП; она ведет в основном к уменьшению числителя дроби по определению УЭ ВВП, правда, оказывая влияние и на увеличение знаменателя.

 

Вторым компонентом этой работы является «ресурсосбережение», то есть снижение расхода материалов, комплектующих изделий и затрат труда на производство единицы продукции. Мероприятия по ресурсосбережению, по снижению удельной энергоемкости и удельного энергопотребления при производстве основных видов продукции и работ могут и должны привести к определенному снижению энергоемкости ВВП. Однако такого цельного понимания проблемы не наблюдается ни у законодательной, ни у исполнительной власти.

 

Разобравшись с понятиями и сутью проблемы «энергоэффективности», рассмотрим ситуацию с положением дел в повышении энергетической эффективности российской экономики. Основополагающим документом после упомянутого Указа Президента и Федерального Закона стало Постановление Правительства РФ от 31 декабря 2009 года № 1225 «О требованиях к региональным и муниципальным программам в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности». По закону № 261-ФЗ (статья 48, п. 3) такие программы субъектов РФ должны быть утверждены до 1 августа 2010 года. Фактически 9 месяцев отводилось на составление программы, требующее годовой работы значительного количества квалифицированных специалистов, которые, прежде всего, должны были провести энергетические обследования своих объектов. Но этого-то им не разрешили делать, так как по закону энергетические обследования поручалось проводить саморегулирующимся организациям, уполномоченным для такой работы. Формирование же этих организаций закончилось в сентябре–октябре, то есть через месяц после установленного срока окончания работы над программами. Постоянное запаздывание по срокам выхода необходимых документов серьезно замедляло весь ход работ. Вот и постановление Правительства № 1225, помеченное датой 31 декабря 2009 года, фактически вышло в марте 2010 года.


Но это только одна из бед. В перечне целевых показателей в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности, согласно правительственному постановлению, – 85 пунктов по разным направлениям: 8 общих показателей, 8 – отражающих экономию по отдельным видам энергоресурсов, 28 – в бюджетном секторе, 32 – в жилищном фонде, 6 – в системах коммунальной инфраструктуры и 3 – в транспортном комплексе.


Ясно, что при таком количестве показателей качественно управлять энергоэффективностью невозможно. При этом и в статистической, и в бухгалтерской отчетности явно недоставало исходной информации для расчета, а значительная часть информации, касающейся структур федерального и ведомственного подчинения, была недоступна региональным властям.

 

Суммируя сказанное, смею утверждать: сжатые сроки, отсутствие или неполнота нормативных документов, отсутствие должного финансирования разработки и, в дальнейшем, реализации программ, а также отсутствие энергетических обследований превратило необходимую работу в «кампанейщину», о которой лучше забыть и начать планомерную работу по науке. То есть по проверенной схеме: финансирование – энергетические обследования – формирование системы отчетных статистических показателей – оптимизация количества целевых показателей – уточнение методик расчета целевых показателей – составление программы – управление реализацией программы.


И еще одно замечание. Согласно постановлению, программы энергосбережения и энергоэффективности должны разрабатываться для субъекта РФ и каждого муниципального образования. Необходимо учитывать, что муниципальных образований в каждой области, крае, республике – от 20 до 30, и там специалистов по данной проблеме практически нет. А хозяйство-то одно. Почему бы в региональной программе не сделать «муниципальной разрез», тем самым снимая головную боль с тысяч людей. Ведь сам процесс «просится», чтобы работа по субъекту стала суммой работ в муниципальных образованиях. Оказывается – нет: бюджеты разделены, и в региональную программу должны включаться объекты, финансируемые из регионального бюджета, а в муниципальную – из муниципального… В общем, продолжаем эффективно плодить трудности сами. Только вот преодолевать их сил у управленческой братии уже не остается.

 

И еще об одной проблеме, касающейся бюджетных учреждений. В федеральном законе № 261-ФЗ в статье 24 «Обеспечение энергосбережения и повышения энергетической эффективности бюджетными учреждениями» установлено:

 

1. «Начиная с 1 января 2010 года бюджетное учреждение обязано обеспечить снижение в сопоставимых условиях объема потребленных им воды, дизельного и иного топлива, мазута, природного газа, тепловой энергии, электрической энергии, угля в течение пяти лет не менее чем на пятнадцать процентов от объема фактически потребленного им в 2009 году каждого из указанных ресурсов с ежегодным снижением такого объема не менее чем на три процента.


2. Начиная с 1 января 2010 года главные распорядители бюджетных средств осуществляют планирование бюджетных ассигнований на обеспечение выполнения функций (оказание государственных и муниципальных услуг) находящимися в их ведении бюджетными учреждениями на основании данных об объеме фактически потребленных бюджетными учреждениями в 2009 году каждого из указанных в части 1 настоящей статьи ресурсов, уменьшенном в сопоставимых условиях на пятнадцать процентов в течение пяти лет с ежегодным снижением такого объема на три процента. При планировании бюджетных ассигнований для бюджетного учреждения не учитывается сокращение расходов бюджетного учреждения, достигнутое им в результате уменьшения объема фактически потребленных им ресурсов сверх установленного в соответствии с частью 1 настоящей статьи объема».

 

Итак, запомним главное: уже в 2010 году бюджетные организации должны были снизить свое энергопотребление на 3% по сравнению с 2009 годом, но в «сопоставимых» условиях. Переговорив с десятком своих знакомых, имеющих отношение к данному вопросу, мы пришли к выводу, что «порядок определения объема снижения потребляемых бюджетными учреждениями энергетических ресурсов в сопоставимых условиях» еще не определен, а если определен, то не доведен до сведения руководства и людей, к нему причастных. А ведь от качества этого документа зависит не только исполнение федерального закона, но и судьба бюджетных организаций, среди которых самыми уязвимыми являются учреждения науки и высшей школы.


Немаловажно и то, что в настоящее время энергоэффективность и энергосбережение – «дитя многих нянек»: Минэнерго РФ, Минрегиона РФ, Минэкономразвития РФ. Пора бы вернуть дитя его законному родителю – Минэнерго РФ. И под руководством этого министерства разработать стройную систему перевода России на энергоэффективный путь развития.

 

Для России особенно важно реализовать огромные возможности повышения энергоэффективности и энергосбережения. Успех работы в области энергоэффективности определяется грамотным разрешением противоречия между производителем и потребителем энергии, которое заключается в следующем: производитель объективно не заинтересован в энергосбережении (ибо сокращение потребления – это сокращение валовой выручки), а потребитель заинтересован в снижении издержек на энергоснабжение, в том числе и за счет уменьшения энергопотребления путем внедрения энергосберегающих мероприятий. Необходимо изыскать способы компенсации производителю энергии сокращения ее производства. Без решения этой проблемы никакие другие меры не будут эффективными.


Устойчивое развитие и энергоэффективность экономики немыслимы без широкого использования возобновляемых источников энергии. Возобновляемая энергетика в России и мире характеризуется следующими общими данными. Доля ВИЭ в мировом потреблении первичной энергии (без крупных ГЭС) в 2010 году составила 13%, а в производстве электрической энергии – 3,3%. В России эти данные составляют соответственно 1,9% и 0,65%. Среднегодовые темпы роста установленной мощности в мире за период с 2005 по 2010 год составили: ветроустановок – 27%, фотоэлектрических установок – 49%, солнечных коллекторов (производство горячей воды) – 16%, геотермальных и гидравлических станций – 3%. Это свидетельствует о том, что возобновляемая энергетика является действенным средством преодоления кризиса.


В России же за последние 5 лет доля ВИЭ находилась на одном уровне, и в качестве значительного успеха можно отметить только ввод в эксплуатацию Мутновской геотермальной станции мощностью 50 МВт. Основным необходимым условием развития возобновляемой энергетики на начальном этапе, на котором находится Россия, является государственное стимулирование производства электрической и тепловой энергии, а также топлива на основе ВИЭ. Меры по стимулированию установлены и действуют в 120 странах мира, а у нас они провозглашены, но не работают из-за отсутствия подзаконных актов. Хотя очевидно, что это направление является мощным стимулом развития наукоёмких производств и продукции.

 

Возобновляемая энергетика для многих государств стала средством сокращения зависимости от импорта энергоносителей, а для России это средство диверсификации энергоснабжения многих субъектов федерации. Бытует мнение, что для РФ, обладающей запасами органического топлива на многие десятилетия, развитие ВИЭ неактуально. Но это мнение ошибочно. В пользу развития возобновляемой энергетики имеются весомые аргументы. Вот лишь часть из них:


• возобновляемая энергетика (ВЭ) – это наиболее быстрый и дешёвый способ решения проблем энергоснабжения (электроэнергия, тепло, топливо) для удаленных труднодоступных населенных пунктов, не подключенных к сетям общего пользования; фактически, речь идет о жизнеобеспечении 10-15 миллионов человек

 

• сооружение энергетических установок ВЭ – наиболее быстрый и дешевый способ энергообеспечения предприятий малого и среднего
бизнеса; а это дополнительные рабочие места в деревнях и малых городах, где безработица – прямой путь к нищете

 

• сооружение объектов ВЭ не требует больших единовременных капитальных вложений и осуществляется за короткое время (один-три года), в отличие от 5-10-летних периодов строительства объектов традиционной энергетики

 

• крупные объекты ВЭ позволяют сократить дефицит мощности и энергии в дефицитных энергосистемах, что способствует устранению препятствий в развитии промышленности

 

• развитие ВЭ – это развитие инновационных направлений в промышленности, расширение экспортных возможностей и – главное – внутреннего спроса на изделия машиностроения, а ведь только за счет расширения внутреннего спроса возможно устойчивое развитие страны

 

• развитие наукоемких технологий ВЭ имеет значительный социальный и макроэкономический эффект, поскольку влечет за собой создание дополнительных рабочих мест за счет расширения научной и производственной, строительной и эксплуатационной инфраструктуры

 

• повышение экологической безопасности в локальных территориях, то есть снижение вредных выбросов от электрических и тепловых установок (что особенно актуально для городов со сложной экологической обстановкой, мест массового отдыха населения, заповедных зон)

 

• повышение энергетической безопасности субъектов РФ за счет диверсификации их топливноэнергетического баланса

 

• отсутствие потенциальной опасности техногенной катастрофы при любом виде разрушения энергоустановок на базе ВИЭ

 

• неисчерпаемость ресурсов ВИЭ

 

В заключение хочу отметить следующее. Я убежден, что существующее нормативно-правовое обеспечение перехода России к энергоэффективной экономике нуждается в существенной корректировке и развитии с учётом практики энергосбережения и научных разработок.


 

P.P. BEZRUKIH.

President and the Government of Russia have signed the basic documents on energy efficiency. However, regulatory support of Russia’s transition to energyefficient economy requires major changes and development in the practice of energy conservation and scientific research.

 



 

Другие новости по теме:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

АДИ СЛАВИЦА

Агентство деловой информации





МЕЖОТРАСЛЕВОЙ АЛЬМАНАХ

Свежий номер альманаха, Архив номеров, Подписка на альманах, Реклама в альманахе, Контакты


Стройинвестиндустрия

КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ:

«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

АРХИВ НОВОСТЕЙ:

Сентябрь 2017 (2)
Август 2017 (3)
Июль 2017 (5)
Февраль 2017 (1)
Декабрь 2016 (1)
Ноябрь 2016 (7)