Деловая слава России


Новости



МЕЖОТРАСЛЕВОЙ АЛЬМАНАХ

Свежий номер альманаха, Архив номеров, Подписка на альманах, Реклама в альманахе, Контакты


АКТУАЛЬНАЯ ТЕМА



Опрос

Нужно ли стремиться вернуть в Россию учёных, уехавших жить и работать за границу?
Да, не стоит упускать умных и талантливых людей
Скорее да, но вряд ли наше государство сможет обеспечить им заграничный уровень жизни
Скорее нет, лучше обеспечить хорошие условия тем, что ещё не уехали
Нет, лучше вложить средства в воспитание и развитие молодых учёных
Другое








Деловая слава России » Промышленность » НТЦ Нефтегаздиагностика

Промышленность: НТЦ Нефтегаздиагностика - 15-06-2013, 13:25

 

Виктор Викторович ЛЕЩЕНКО,

генеральный директор ООО «Научно-технический центр «Нефтегаздиагностика», председатель Правления Научно-промышленного союза Управление рисками, контроль и мониторинг

 


НЕФТЕГАЗДИАГНОСТИКА ПРЕДЛАГАЕТ ЛУЧШЕЕ РЕШЕНИЕ ПО РЕМОНТУ ТРУБОПРОВОДОВ

 

4 марта 2013 года изменения в Федеральный закон «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» подписаны Президентом РФ. Как сообщил руководитель Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор) Николай Кутьин, разработаны критерии идентификации опасных производственных объектов, рассмотрена их классификация по классу опасности, учитывающая степень риска возникновения аварий и масштабы их возможных последствий. В отношении опасных производственных объектов I класса опасности будет реализован режим непрерывного надзора. Плановые проверки организаций, осуществляющих эксплуатацию опасных производственных объектов I и II класса опасности, будут проводиться не чаще одного раза в год, III класса опасности — не чаще одного раза в три года. Плановые проверки опасных производственных объектов IV класса опасности производиться не будут. О том, каким образом экспертные организации планируют работать в изменяющемся законодательном поле, рассказал Виктор Викторович Лещенко.

 

— Какие ключевые вопросы надо отметить в новом законодательстве?

 

— В самом законе много нужных и полезных вещей. С одной стороны, действительно нельзя равнять бочку с бензином в чистом поле с химическим предприятием в центре города. Категорийность объектов введена правильно. Но боюсь, что заодно снова может быть сделана попытка ввести саморегулирование в промбезопасности. В саморегулировании как таковом ничего плохого нет. Любой из нас — саморегулируемая система, и любая компания, и страна. Но саморегулирование, по сути, никогда не сможет выступать адекватным регулятором отрасли. Недопустимо разрешать утверждать правила тем, кто должен будет их сам и выполнять, это же первое правило управления!

 

— Вы лично, как лидер общественной структуры, категорически против саморегулирования в своей отрасли?

 

— Конечно. Я против того, чтобы давать саморегулируемой организации право регулировать отрасль. Любая организация может выработать внутренние правила и эффективно действовать только «внутри себя», по отношению к собственным членам. По отношению ко всем остальным она будет отстаивать прежде всего свои интересы. У государства интерес — защита жизни и здоровья граждан. Мы как общественная организация объединяем коммерческие фирмы, у которых главный интерес — коммерческая выгода, и это естественно. Наша деятельность для государства выгодна, так как мы платим налоги, но задачи и потребности у нас разные.

 

И естественно, что за пять лет «работы» саморегулирования в отраслях, перешедших на регулирование через СРО, ни одна заявленная проблема не решена. Хотя бы в одной отрасли решите…  А утрата госконтроля над системой промышленной безопасности будет иметь необратимые последствия.

 

— Есть ли специализация у компании «Нефтегаздиагностика»? Как давно вы работаете?

 

— Компании уже больше 15 лет. Основной вид деятельности — техническое диагностирование и экспертиза промышленной безопасности в нефтегазовом комплексе. Прежде всего, внутритрубная диагностика интеллектуальными снарядами и ремонт магистральных, межпромысловых и внутриплощадочных нефтегазопроводов. Ну и, конечно, большую долю занимает обследование морских трубопроводов. Также проводим электрокоррозионное обследование, обследование традиционными методами резервуаров, сосудов, работающих под давлением.

 

Мы пришли работать надолго и хотим построить, как говорят, «столетнюю компанию». Соответственно, мы ориентированы на решение интересов заказчика, стремимся быть полезными, интересными заказчику.

 

— У вас ориентированность на клиента была изначально, многие корпорации этому только учатся.

 

— Нужно попытаться понять, что заказчику на самом деле нужно. Раньше мы приходили со стандартными отчетами, где нарисованы какие-то таблицы, графики, значки — это тоже необходимо. Но заказчик хочет видеть конкретные дефекты на конкретной трубе и пути их устранения. Ему нужно добывать нефть, и ему нужна рабочая труба. Конечно, ему наиболее интересен тот, кто возьмется за весь комплекс работ. Мы приходим решать проблему в целом.

 

Сами выявим все слабые места, раскопаем и подтвердим дефект, где необходимо, предоставим суда, водолазов, привлечем вертолеты, все, что может потребоваться. Все расскажем, где и когда нужно ремонтировать, сами предложим ремонт, в том числе под водой. По сути дела, наш заказчик получает не просто диагностику, а надежное восстановление трубопровода, со всеми документами по продлению его ресурса. Более того, мы предлагаем анализ: почему дефекты возникли именно здесь, какие процессы привели к их появлению, почему их нет на соседней трубе и, самое главное, что делать.

 

— Как меняется заказчик в последние годы?

 

— Я вижу четкую тенденцию: заказчик с каждым годом становится все более профессиональным, ответственным. Сейчас у него, как правило, есть понимание, что по трубе фактически текут его собственные деньги. Позиция владельца меняется, и компетенция его специалистов тоже.

 

Мы начинали с акустоэмиссии. Приходилось доказывать, что это интересно и нужно. Да, дорого, но попробуйте. Не понравится — не заплатите. И в свое время стали крупнейшими производителями работ по акустикоэмиссионному контролю на трубопроводах. Выполняли больше 1000 километров в год в комплексе. Шурфы, транспорт, все расходы на себя брали, заказчику предоставляли на блюдечке конкретно выявленные дефекты.

 

Потом начали на так называемой «соломе», на межпромысловых трубах, предлагать внутритрубную диагностику. Это значительно дороже. Тем более что в отличие от на магистральных труб, где труба чистая, десять раз проверенная, все процедуры отлажены, тут и труба кое-как построена и зачастую она забита парафином, досками, камнями, гусеницами от тракторов… Но теперь и это уже очень востребованное направление, так как сегодня это наиболее информативный метод.

 

После того как начали активно применяться внутритрубную диагностику, работы по экспертизе и ремонту стали намного эффективнее. Кроме того, нами разработан метод ремонта трубопроводов с помощью обжимных композитных муфт. Восемь лет мы проводили испытания, экспериментировали с конструкцией, и за первый же год продаж все исследования окупились. Те заказчики, которые хотя бы раз приобрели и опробовали такую муфту, больше ни о чем другом и не думают.

 

— В чем преимущества этой муфты?

 

— Основное преимущество в том, что это просто, быстро, недорого и очень надежно. Идея простая: на трубопроводе в месте любого дефекта (внутренняя коррозия, наружная, трещина или сварной шов, неважно) формируется полностью герметичная оболочка, и сверху накладывается мощный силовой корпус, который сжимает металл трубопровода в месте дефекта и полностью его разгружает. Сверху трубы создаем давление практически такое же, как внутри. Причем усилие сжатия задается с помощью динамометрического ключа в соответствии с рабочим давлением в конкретной трубе. Даже если внутренний дефект развивается до сквозного отверстия, то ничего не происходит, работает уже внешняя оболочка, усиленная корпусом.

 

Мы сами изготавливаем ремонтный комплект, есть полный пакет разрешительных документов.

 

— А по стоимости как соотнести ваш метод со старой технологией?

 

— Ремонт нашей муфтой дешевле на порядки, если учитывать весь комплекс работ при традиционных методах с заменой участка трубы. Уже не надо останавливать перекачку, освобождать трубу от нефти или газа либо строить временный байпас. Нет огневых работ. Железную катушку просто так на руках не вытащишь. А нашу муфту два человека в руках переносят, тяжелая техника не нужна.

 

На сегодняшний день это лучшее решение для ремонта трубопроводов в мире. Причем наш метод ремонта — практически вечный, муфта не гниет и не корродирует. И даже в море, на большой глубине, устанавливается за 18–20 минут без учета зачистки.

 

В России наши муфты используют во всех крупных нефтяных компаниях, в Республике Казахстан на нашу муфту есть свой стандарт Республики. Сейчас идем в Туркмению, Вьетнам, работают наши представительства в Индонезии, Мексике.

 

— У вас блестящее образование, вы создаете новые решения, компания развивается. Почему вы взялись развивать общественную структуру, ведь это неблагодарная работа?

 

— Это надо маму с папой спросить… Наша организация НПС «Риском» появилась в 2004 году, тогда был период, по сути, «безвременья» в сфере руководства отраслью. Раньше у государства были отраслевые институты, которые над проблемами работали централизованно, комплексно. А когда Союз развалился, каждой нефтегазовой компании приходилось схожие проблемы решать самостоятельно и по-своему. Это было время полного хаоса, разнородной, противоречащей друг другу документации…

 

На одной из конференций представитель нефтяной компании высказался, что было бы здорово организовать некую площадку, где разные компании могли бы определять общие задачи, находить специалистов и решать их. Идея взорвала умы.

 

Многие тут же захотели «навести порядок»: напишем «под себя» нормативную документацию, утвердим и начнем всех через колено гнуть. Ничего не напоминает с саморегулированием? Человек так устроен. Для него все остальные либо полезны, либо враги, либо жертвы.

 

Для себя я понял, что в лучшем случае из этой идеи ничего не получится, а в худшем — создадут некую структуру, сольются в экстазе с чиновниками и начнут «гнуть через колено». И мы решили с единомышленниками, что лучше уж мы сами попытаемся сделать организацию не для зарабатывания денег, а для наведения элементарного порядка в отрасли, где мы работаем.

 

На одной площадке необходимо было собрать разработчиков методов, изготовителей оборудования, пользователей этого диагностического оборудования, тех, кто умеет разрабатывать нормативно-технические документы, учебные центры, которые учат работать на конкретной аппаратуре. Бывают случаи, когда диагност берет хороший, надежный прибор, а оказывается, что в «поле» им работать неудобно. Находясь в партнерских отношениях, на одной площадке мы тут же даем информацию напрямую изготовителю и оперативно устраняем недочеты.

 

— Виктор Викторович, Научно-промышленному союзу «РИСКОМ» в следующем году исполняется 10 лет. Что-то удалось из того, что планировали?

 

— Многое удалось, многое нет. Мы научились разрабатывать зачастую лучшие документы в отрасли, они действительно полезные, рассмотрены с разных сторон — и со стороны диагноста, эксперта, и со стороны надзорного органа. Мы же, по сути, представители Ростехнадзора, государства, но работаем на деньги заказчиков и с учетом его интересов.

 

Документы мы научились делать, а зарабатывать деньги на «РИСКОМе» не научились. У нас работают самые «безумные» люди, которые изначально мотивированы интересом и совестью. А задача мотивации рублем новых членов не решена.

 

— Если человек пришел в вашу организацию — это признание его уровня. Ваша организация могла бы взять на себя некий квалификационный ценз. Если компания входит в «РИСКОМ», значит, ей можно доверять.

 

— Надеюсь, у нас очень жесткие требования к самим себе. И есть прецеденты, когда компании вынуждены были уйти.

 

А возвращаясь к саморегулированию — государство согласно Конституции отвечает за обеспечение безопасности своих граждан, и перекладывать ответственность на других недопустимо. Мы же в своих отраслях должны быть эффективными помощниками государственных регуляторов без всяких специальных законодательных решений типа Закона «О СРО» — это все от лукавого.

 

Общественные профессиональные организации — союзы или ассоциации, имеющие авторитет в профессиональной среде, — существуют во всех странах, и убежден, что авторитет и ответственность должны быть их единственным «оружием».

 

  

 

Другие новости по теме:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.


АКТУАЛЬНО:

Анонсы

Календарь событий:

«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31