Деловая слава России


Новости



МЕЖОТРАСЛЕВОЙ АЛЬМАНАХ

Свежий номер альманаха, Архив номеров, Подписка на альманах, Реклама в альманахе, Контакты


АКТУАЛЬНАЯ ТЕМА



Опрос

Нужно ли стремиться вернуть в Россию учёных, уехавших жить и работать за границу?
Да, не стоит упускать умных и талантливых людей
Скорее да, но вряд ли наше государство сможет обеспечить им заграничный уровень жизни
Скорее нет, лучше обеспечить хорошие условия тем, что ещё не уехали
Нет, лучше вложить средства в воспитание и развитие молодых учёных
Другое








Деловая слава России » Промышленность » Евгений Каблов Развитие материаловедения

Промышленность: Евгений Каблов Развитие материаловедения - 26-05-2013, 12:02

Евгений Каблов Развитие материаловедения

 

Евгений Николаевич КАБЛОВ,

генеральный директор Федерального государственного унитарного предприятия «Всероссийский научно-исследовательский институт авиационных материалов» Государственный научный центр Российской Федерации.

 

МАТЕРИАЛЫ — ОСНОВА ЛЮБОГО ДЕЛА

 

В нашей стране и за рубежом Евгений Николаевич Каблов известен как крупный специалист, ученый с блестящей научной судьбой, удостоенный высшего академического звания, внесший весомый вклад в развитие самых передовых областей материаловедения, химии и технологий для авиации, атомной энергетики, космоса. Помимо научной и педагогической деятельности, Е.Н. Каблов ведет активную политическую и общественную работу. Евгений Николаевич Каблов — член Редакционного совета Межотраслевого альманаха. Е.Н. Каблов рассказывает в эксклюзивном интервью об истории становления материаловедения в России.

 

– Евгений Николаевич, каким образом можно оценить значение отрасли материаловедения для современной экономики в целом?

 

– Материалы – основа любого дела. Наверное, с этим согласится большинство специалистов и ученых. Не случайно этапы развития цивилизации определялись названиями материалов, которые использовались в тот или иной период. Из истории мы хорошо знаем бронзовый, железный век. Без новых материалов трудно создать условия перехода к следующему технологическому укладу. Многие идеи великих инженеров и ученых не были воплощены в силу того, что к этому моменту не было создано материалов, которые позволили бы инженеру реализовать свои идеи в реальную конструкцию.

 

 

Качество материалов, уровень их свойств в значительной степени определяют надежность и безопасность работы конструкции.  Можно привести пример: великий ученый, философ, художник Леонардо да Винчи занимался в том числе и проектированием, сделал попытку создать вертолет. Но реализовать эту идею он не мог, потому что не было материала с высокой удельной прочностью.

 

 

Всегда шла борьба между тем, как создать силовое устройство, которое могло бы поднять тот или иной аппарат в воздух, и как уменьшить вес аппарата, чтобы увеличить полезную нагрузку. Поэтому Леонардо, понимая, что нельзя использовать традиционные материалы, видел необходимость в создании новых. Его выражение: «Кто знает все, тот может все. Только бы узнать – и крылья будут!» – очень точно характеризует цели многих ученых разных столетий. Попытка получить знания – это главная цель любого исследователя. В современную эпоху возможна высокая эффективность использования знаний в качестве дорогого «товара». Этому должна способствовать отлаженная система подготовки специалистов.

 

– А что сейчас происходит в отрасли материаловедения?

 

– В настоящее время весь мир совершает переход к новому, шестому технологическому укладу. Вскоре люди смогут создать искусственный интеллект, который принципиально изменит систему управления, логистику мира в целом. Мы также должны активно участвовать в этом процессе, так как материалам (наноматериалам, материалам с особыми свойствами) отводится ключевая роль. Многие корпорации, наши и зарубежные, пытаются работать над стратегией развития на десятилетия вперед. Для того чтобы выстроить стратегию развития, предположим, нашей страны в целом, надо иметь четкий, продуманный научно-технологический прогноз, в том числе и в материаловедении.

 

 

Крупнейшие развитые в промышленном отношении страны ставят создание новых материалов в число приоритетных задач. Без принципиально новых материалов невозможно реализовать те идеи, которые заложены в стратегиях развития крупнейших отечественных корпораций, таких как Роскосмос, Росатом, Государственная корпорация «Ростехнологии», ОАО «Объединенная судостроительная корпорация», ОАО «Объединенная авиационная корпорация», ОАО «Вертолеты России». Конечно, чтобы создавать новое, надо понимать перспективы в каждой из отраслей.

 

 

– Какие материалы и технологии будут доминировать в ближайшие 20–30 лет?

 

– Точно предсказать очень сложно, но определить приоритетные направления возможно. Институт авиационных материалов провел анализ тенденций в материаловедении и технологиях как за рубежом, так и в России. Мы разработали стратегические направления развития материалов и технологий до 2030 года. Учли тенденции в промышленно развитых зарубежных странах, а также стратегии, наработанные в крупных корпорациях.  За рубежом принято около десяти стратегических направлений развития материалов и технологий, а мы сформулировали 18.

 

 

В будущем материалы будут представлять собой умные конструкции, интеллектуальные материалы, метаматериалы. Предстоит более широкое применение композиционных материалов.

 

 

Необходимо создавать системы метазащиты от воздействия коррозии, ультрафиолета, климатических факторов, которые во многом определяют ресурс надежности конструкции. Ежегодно общемировые потери от воздействия климата (коррозии, старения, биоповреждений) на сложные технические системы достигают 2,2 триллиона долларов. В США учет потерь от коррозии ведется системно, в 2012 году потери от коррозии составили 468 миллиардов долларов. В Российской Федерации пока еще не ведется учет потерь от коррозии. Недавно было принято решение создать Национальную систему центров климатических испытаний, чтобы начать системные исследования в семи климатических зонах, в которых расположена территория Российской Федерации. В итоге будут выдаваться рекомендации по защите важнейших технических систем от газопроводов и трубопроводов до сложных мостов и переходов, чтобы исключить возможность их разрушения по причине потери устойчивости из-за воздействия климатических факторов.

 

– Можно ли сказать, что новые материалы появляются вслед за технологиями?

 

– Приведу конкретный пример роли материалов. Если бы в прошлом веке английский ученый Уильям Гриффитс не создал сплав «Нимоник-80», никогда бы не была реализована идея создания газотурбинных и реактивных двигателей, которые стоят на всех современных военных и пассажирских самолетах.

 

 

Как сделать газотурбинный двигатель, было давно известно. Очень интересную конструкцию в свое время предложил профессор МВТУ В.В. Уваров. Но не было материала, который мог бы выдержать температуру около 1000ОС. И поэтому такого двигателя никто не мог создать. Когда требуемый сплав появился, тут же были построены первые газотурбинные двигатели. Сегодня они являются основными силовыми установками не только для авиации, но и в судостроении, в энергетике, на мощных тепловозах. Один из лучших советских танков оснащался газотурбинным двигателем.

 

 

Второй пример. Уникальное достижение наших советских ученых – создание многоразовой космической системы (МКС) «Энергия – Буран». В нынешнем 2013 году мы будем отмечать 25-летие запуска системы, продемонстрировавшей все достижения отечественной науки на тот момент. Генеральным конструктором МКС был академик В.П. Глушко, а корабля «Буран» – выдающийся авиаконструктор Г.Е.Лозино-Лозинский. Куратором от руководства страны был министр общего машиностроения СССР О.Д. Бакланов.

 

 

Создание МКС «Энергия – Буран» явилось крупнейшим ракетно-космическим проектом советской космонавтики, в реализации которого участвовали 1206 предприятий практически всех отраслей промышленности СССР. В этой работе особая роль была отведена труду ученых ВИАМа. Особенно хочется выделить работы института по разработке теплоизоляции для двигательных установок, корпусов баков ступеней ракетоносителя и теплозащиты корпуса «Бурана». Самая сложная задача на проекте «Энергия – Буран» – создание плитки для теплозащиты. Наш материал на 90% состоял из воздуха, тем самым обеспечивая защиту оборудования и экипажа от воздействия мощного температурного и скоростного потока при вхождении спускаемого аппарата в плотные слои атмосферы. Теплозащитная плитка была сделана, и полет был осуществлен успешно.


 

Качество плитки, состоявшей фактически из пустотелых волокон оксида кремния, было значительно выше, чем покрытие американских шаттлов. Не случайно после завершения проекта президент Франции Ф. Миттеран просил у М.С. Горбачева продать технологию, чтобы французы вместе с европейцами сделали свой многоразовый корабль «Гермес». Технологию не продали. Жаль, что полученные результаты не были эффективно использованы в других отраслях гражданского сектора.

 

 

К 25-летию полета «Бурана», состоявшегося в ноябре 1988 года, ВИАМ совместно с Фондом «Наука и жизнь» выпускает книгу «Доспехи для “Бурана”». Мы рассказали про многие интересные детали и особенные моменты процесса создания теплозащиты сложной конструкции, в том числе о «мягкой» теплозащите и специальной форме пазов, которые исключают возможность прохождения плазмы через зазоры между плитками, образующиеся при монтаже. Благодаря совместным усилиям институтов Академии наук, отраслевых НИИ, КБ и заводов нам удалось решить эту очень сложную материаловедческую и технологическую задачу.

 

 

В то время оптимальной системой научно-технического содружества явилось использование результатов фундаментальных исследований РАН крупными прикладными институтами, такими как ВИАМ, Центральный научно-исследовательский институт имени академика А.Н. Крылова, Центральный научно-исследовательский институт машиностроения, Центральный аэрогидродинамический институт имени профессора Н.Е. Жуковского и другие.

 


– А что происходит в отрасли сегодня?

 

– Сегодня мы тоже ищем интересные решения, в ходе совместных работ создаем уникальные материалы для нового газотурбинного двигателя ПД-14. Это самый современный пассажирский газотурбинный двигатель, он создан конструктором Александром Александровичем Иноземцевым. Двигатель ПД-14 – фактически самый крупный успех наших ученых, инженеров-конструкторов за последние 20 лет в развитии авиационной промышленности.

 

 

В 2008 году Президент РФ В.В. Путин поддержал предложение о необходимости включить в программу развития гражданской авиационной техники направление создания материалов и разработку нового двигателя ПД-14. Все это разрабатывается применительно к самолету МС-21. Были выделены определенные ресурсы. В итоге фактически за два года создан газогенератор, успешно прошедший испытания. В проекте использованы разработки ВИАМа, Центрального института авиационного моторостроения имени П.И. Баранова, АКБ А.А. Иноземцева. Проведены испытания, все работает и дает возможность создать двигатели, и по тяге, и по эмиссии, и по шуму ничем не уступающие лучшим зарубежным образцам. Работа генерального конструктора Александра Иноземцева получила самую высокую оценку и поддержку Председателя Правительства России Д.А. Медведева, вице-премьера, руководителя Военно-промышленной комиссии Д.О. Рогозина, министра промышленности и торговли Д.В. Мантурова.


 

– Какой подготовкой должны обладать специалисты и ученые, чтобы заниматься материаловедением? Наверное, в ВИАМе все – энциклопедисты, имеют глубокие познания во многих дисциплинах?

 

– Конечно, материаловедение развивается на стыке многих областей знания. Вы правильно отметили: чтобы стать материаловедом, нужно иметь достаточно хорошую базовую подготовку в области физики, химии, математики. Идея создания нового института для разработки материалов принадлежит выдающимся ученым-конструкторам А.Н. Туполеву и С.А. Чаплыгину. Они понимали, что развитие отечественной авиационной техники невозможно без создания принципиально новых материалов, обладающих высокой прочностью, жесткостью и малой плотностью. При этом материалы для авиации должны иметь высокие характеристики надежности. Разрушение в воздухе не равносильно разрушению на земле. Конечно, те материалы, которые использовались в паровозо- и автомобилестроении, не годились для авиации.

 

В этом году традиционная конференция «ТестМат-2013» была посвящена 125-летию со дня рождения выдающегося ученого, профессора И.И. Сидорина – основателя отечественного материаловедения. Двое выдающихся ученых – профессора И.И. Сидорин и Г.В. Акимов – обратились к руководству страны с предложением о необходимости создания института авиационных материалов. Это предложение было поддержано, и 28 июня 1932 года ВИАМ был создан.

 

Отдельно надо отметить, что наибольшего успеха в создании авиационной техники в 30-е годы XX века добились инженеры и ученые Германии. В 1928 году там уже был организован Институт авиационных материалов, он занимался тем, что создавал материалы как для корпуса планера, так и для двигателя. Напомню, что первый металлический самолет тоже был сделан в Германии известным конструктором Г. Юнкерсом, который использовал сталь. Но самолет был перетяжелен и не смог эффективно и долго летать. Не случайно немецкие военные назвали его «железным ишаком». Нужен был другой материал.

 

А.Ф. Можайский, создавая свой самолет, в первую очередь собрал летательный аппарат из досок. Но жизнь показала, что делать крыло из досок неправильно. Когда Можайский пытался совершить первый полет, крыло сломалось, аппарат не смог взлететь.

 

Немецкий химик Альфред Вильм открыл эффект естественного старения алюминиевого сплава, содержащего медь, цинк, магний. В конечном итоге это позволило создать материал для летных конструкций, так как сам по себе чистый алюминий не обеспечивает необходимую прочность. А искусственное старение сплава дает возможность получить материал, обладающий очень низкой плотностью, но очень высокими характеристиками прочности. Прочность позволила конструктору сделать надежные конструкции.

 

В науке очень часто бывает, что случайность открывает дверь в неизвестное. У. Гриффитс разработал жаропрочный сплав. Работая над созданием нагревателя, он изучал сплавы никеля с хромом – нихромы. У него было несколько прутков, среди которых случайно попали алюминий и титан, и когда Гриффитс стал анализировать сплав, он увидел, что значительно поднялись характеристики жаропрочности. После этого ученый начал системно работать в данном направлении и понял, что сплав, содержащий никель, хром, титан, алюминий и молибден, дает уникальные свойства.

 

Свойства материала во многом определяются структурой, которая формируется при различных технологических переходах, деформациях, нагреве, охлаждении, при разных условиях кристаллизации и так далее. Зная механизмы, инструменты, которые управляют образованием структур, можно получить любые свойства материала.

 

Возвращаемся к истории нашей науки. Выдающийся авиаконструктор А.Н. Туполев понимал, что требуется обеспечить высокие скорости, надежность конструкции российских самолетов. Он предложил создать комиссию по разработке и созданию металлического самолета. В 1922 такая комиссия была создана, ее возглавил сам А.Н. Туполев, а его заместителем стал И.И. Сидорин. Благодаря работе этих специалистов в нашей стране было создано производство дюралюминия, который до сих пор под маркой «сплав Д16» используется в строительстве самолетов.

 

– Какие еще материалы были пригодны в то время для самолетостроения?

 

– Россия, обладая огромным количеством лесов, несмотря на работы по сплаву Д16, продолжала работать над тем, чтобы использовать древесину в авиастроении. В ВИАМе была очень мощная группа авиалеса, которая выбирала древесину в тех районах Сибири и Дальнего Востока, где есть качественный лес. Специально была разработана схема разрезки торцевого сечения по длине, очередности склеивания брусков для обеспечения равнопрочных характеристик материала.

 

Однако в стране наблюдался большой дефицит алюминия и сплавов на его основе. Когда началась война, одним из условий лендлиза была поставка алюминия. Было поставлено довольно большое количество металла, но его не хватило для массового выпуска самолетов. Тем не менее, массовый выпуск был налажен. Этому способствовало уникальное решение в области материаловедения. Профессор нашего института Аврасин Я.Д. в 1939 году создал первый композиционный материал – так называемую дельта-древесину.

 

Дельта-древесина представляла собой шпон карельской березы, который выкладывался под разными углами, склеивался бакелитовым лаком, прессовался при высокой температуре, в результате получался уникальный материал, очень жесткий, с высокой усталостной прочностью. Самое главное – он не горел. Было принято решение о массовом производстве дельта-древесины, что позволило самые ответственные детали самолетов делать из этого материала, который до сих пор изготавливается по техническим условиям ВИАМ. До настоящего времени дельта-древесина является высококачественным материалом и используется для строительства яхт, легкомоторной авиации, в ветроэнергетике.

 

О композиционных материалах сейчас много говорится. Президент РФ В.В. Путин определил эту тему как приоритетную, он поддерживает развитие и применение композиционных полимерных материалов. Хочу отметить, что лишь благодаря этой поддержке авиационная отрасль довольно успешно функционирует, стало возможным восстановить производство тех компонентов материалов, которые были потеряны после распада Советского Союза.

 

ВИАМ – многоплановый институт, который охватывает большое количество научных направлений в области разработки материалов, начиная с тканей, лаков, красок, клеев и, заканчивая высокопрочными сталями, жаропрочными сплавами и композиционными полимерными материалами.

 

– Могли бы вы подробнее рассказать о разработке и внедрении композиционных материалов?

 

– Интересна сама история создания в нашей стране полимерных композиционных материалов. По инициативе ВИАМа в конце 60-х годов была написана докладная записка в Военно-промышленную комиссию (ВПК) при Президиуме Совета Министров СССР, в которой начальник ВИАМа генерал-майор А.Т. Туманов обратил внимание на необходимость при создании авиационной техники, ракет и других изделий широко применять полимерные композиционные материалы.

 

Совещание ВПК рассмотрело и поддержало предложение А.Т. Туманова и приняло решение в течение двух лет создать отрасль композиционных материалов. В соответствие с этим решением в стране было организовано пять научных центров по созданию композиционных материалов. Многие выдающиеся конструктора, в том числе А.Н. Туполев и С.В. Ильюшин, заявили, что «из тряпок они самолеты делать не будут» – они не верили в то, что материал, изготовленный из пропитанных и выложенных определенным способом тканей после обработки давлением и воздействия температуры будет обладать такими свойствами, которые позволят агрегату надежно работать.

 

Выдающийся конструктор Олег Константинович Антонов поддержал эту идею и стал активно использовать в своих конструкциях. Этот человек сумел в своих решениях обогнать мировое сообщество по объему применения полимерных композиционных материалов. В самолетах Ан-124 и Ан-225 объем применения композитов доходил до 28%. В конце 70-х годов мы имели структуру применения подобных материалов в конструкции самолета аналогично тому, что показал Запад в самолете А-380.

 

До своего распада СССР по объему применения полимерных композиционных материалов находился в паритете с США и Японией. После распада СССР все работы были приостановлены, мы существенно отстали. Между тем США и Япония 20 лет шли вперед.

 

Президентом РФ В.В. Путиным после посещения ВИАМа в 2008 году была поставлена задача о необходимости создания полимерных композиционных материалов нового поколения. Просто пытаться догонять – бесполезно. Нужно создать что-то принципиально новое, чтобы опередить. Нам это удалось.

 

Мы создали новые связующие с высокой ударно-деформационной способностью, но среди поражающих факторов есть также влага. Необходимо было, чтобы матрица задерживала поступление влаги на поверхность раздела «волокно-матрица». Такое связующее было создано и, в отличие от зарубежных аналогов, оно позволяет сохранить до 85% уровень свойств после воздействия температуры и влаги. А обычно уровень свойств падает до 60%.

 

– Верно ли, что материалы всегда разрабатываются под конкретные конструкции, имеют четко заданные характеристики?

 

– Принцип работы новых материалов, который сформулирован в нашей Стратегии – это неразрывность материалов, технологий и конструкций. Нельзя ничего делать отдельно. При разработке материалов и проектировании оборудования для его переработки в изделия необходимо учитывать конструктивные особенности изделия. Это принципиально отличает материаловедческий подход ВИАМ к созданию новых материалов, так как мы осуществляем с использованием IT-технологий реализацию полного жизненного цикла: создание материала – эксплуатация в конструкции – диагностика, ремонт, продление ресурса – утилизация.

 

Мы широко применяем результаты фундаментальных исследований РАН, зеленых технологий, стремимся к минимальному воздействию на окружающую среду. РАН – самый значимый для нас научный партнер. В России Академия наук – важнейший институт для проведения крупнейших экспертиз, национальных проектов, создания научно-технологических прогнозов. И конечно, это традиция, школа – их надо сохранять. Нельзя в чистом поле создать что-то хорошее и новое. Коллектив и специалист формируется только в результате практической работы.

 

Наша заслуга в том, что мы смогли сохранить институт. 16 лет назад он был банкротом. Работы не было, имелась полугодовая задолженность по зарплате. Нас уже «банкротили», но мы добились возможности провести реструктуризацию и погасить наши задолженности. Однако при том кадровом составе в 2400 человек, средний возраст которых был более 60 лет, нужно было активно привлекать молодежь. Требовалось новое оборудование, востребованная работа и достойная зарплата. Все это нам удалось сделать. Многое – при поддержке государства.

 

Мы сами понимали, что должны активно работать, искать применение нашим разработкам. Сейчас на коллектив из 1800 человек у нас 800 сотрудников до 35 лет. Средний возраст – 44 года. Занимаясь широким привлечением молодежи, мы создали соответствующие кафедры и специальные программы обучения: мы организовали институт наставничества, чтобы ведущие ученые передали свои знания и опыт молодым специалистам.

 

Существуют системы стимулирования, но ключевым является то, что молодежь увидела – их работа нужна институту, а результаты их труда востребованы. Без традиций и уважения к своей истории – нет будущего. В институте проводятся научно-технические конференции, посвященные нашим выдающимся ученым, так феврале этого года – 125-летию И.И. Сидорина, в сентябре – 100-летию академика И.Н. Фридляндера, а также памяти других ученых ВИАМ, которые внесли большой вклад в развитие авиационного материаловедения.

 

– Как осуществляется реализация Стратегических направлений развития материалов и технологий их переработки? Какие другие работы выполняет ВИАМ? Как взаимодействуете с вузами?

 

– Как уже говорилось, у нас разработана Стратегия, включающая 18 направлений: «умные» конструкции, интеллектуальные, адаптивные материалы и покрытия, материалы с эффектом памяти формы, полимерные композиционные материалы, высокотемпературные керамические, теплозащитные и керамоподобные материалы и др. По всем направлениям мы ведем работы разной степени реализации. В строгом соответствии со Стратегией у института имеются планы развития до 2030 года, и план на ближайшие пять лет, а также Программа деятельности, направленная на развитие института.

 

Мы зарабатываем довольно большую прибыль – 300 миллионов рублей в год. В первую очередь мы получаем ее за счет того, что вводим интеллектуальную собственность в хозяйственный оборот. Основная часть прибыли расходуется на приобретение уникального исследовательского технологического оборудования и техническое переоснащение института.

 

В свое время Президентом Российской Федерации В.В. Путиным была поддержана наша идея создания малотоннажных производств. Существуют виды определенных исходных компонентов и материалов, которые не выпускаются в промышленных объемах, но без них нельзя создать материалы и полуфабрикаты, необходимые для производства ракет, самолетов, двигателей и другой техники. Конечно, крупный бизнес, покупая определенные активы, заявляет, что ему невыгодно с точки зрения рентабельности выпускать по 2-3 тонны в год требуемого продукта. Предложенная Президентом РФ идея была реализована путем переоснащения и создания современных малотоннажных производств на базе институтов-разработчиков. В ВИАМе организовано 19 высокотехнологичных наукоемких производств, оснащенных самым современным оборудованием для выпуска более 155 наименований материалов и полуфабрикатов, обеспечивающих потребности оборонной промышленности.

 

Мы активно сотрудничаем с национальными исследовательскими университетами и вузами, как по научно-технической деятельности, так и по подготовке кадров. Приведу один пример. У нас подписано совместное соглашение с МГТУ имени Н.Э. Баумана, что студенты старших курсов приходят в ВИАМ на производственную практику и для выполнения курсовых и дипломных работ.

 

Мы зачисляем студентов в ВИАМ и допускаем к работе на уникальном оборудовании. Таким образом, мы видим, что собой представляют эти будущие специалисты, а они, в свою очередь, понимают, что от них требует институт. Подобная система работы со студентами дает возможность сделать из них квалифицированных специалистов. Ведь помимо изучения учебной литературы и работы за компьютером, студент должен понять изнутри, что такое плавка жаропрочного сплава, деформация, сварка. Он должен сам рассчитать технологические параметры под этот процесс и знать, что должно получиться. А потом проверить расчеты на современном исследовательском оборудовании. Сравнение полученных результатов с расчетными покажет, насколько он правильно и глубоко разобрался в изучаемом технологическом процессе.

 

Одновременно с подготовкой студентов мы приняли решение о подготовке кадров высшей квалификации через аспирантуру МГТУ имени Н.Э. Баумана. Тема диссертационной работы утверждается на совместных ученых советах и направлена на решение задач выполняемых ВИАМ. Аспирант зачисляется на работу в ВИАМ и получает заработную плату, а также стипендию в размере 7 000 рублей. Два дня в неделю он занимается на кафедре, а в остальные дни работает. Такая система показала очень высокую эффективность.

 

– Как осуществляется международное сотрудничество ВИАМа? Какое влияние оказывает глобализация на работу института?

 

– В первые годы после кризиса, в 1998–2000 годах, основные заказы шли из-за рубежа. Сейчас большую часть работ мы выполняем для отечественной промышленности. Но любое сотрудничество должно быть взаимовыгодным. Мы можем привлечь зарубежного заказчика только тем, что в России есть колоссальный рынок. Зарубежная компания должна гарантировать, что наша совместная продукция будет на мировом уровне. Не могу согласиться, когда нам говорят: «Локализация составит 25%» – она должна максимум через пять лет составлять 100%. Мы должны создавать те производства, связанные с выпуском комплектующих, которые бы использовались при выпуске техники на территории России.

 

Каждая сторона участвует с момента первой линии доводки – обучение, получение технологии. Только тогда мы сможем поднять технологический уровень. А если сотрудничество сводится к тому, что мы будем осуществлять сборку продукции из комплектующих, то это не тот уровень взаимодействия. Мы – сторонники равноправного участия в сотрудничестве с зарубежными научными центрами. В этом плане в рамках европейского сообщества у нас главным координатором выступает ЦАГИ (Центральный аэрогидродинамический институт). Мы сейчас участвуем в проекте «Полярный медведь» совместно с ЦАГИ и Европейским сообществом. Начинаем проектировать и создавать фюзеляж самолета из полимерных композиционных материалов.

 

– Подводя итоги нашей беседы, что бы вы хотели особо подчеркнуть, какие ключевые приоритеты выделить для  отрасли и для науки в целом?

 

– Я считаю, что для нашего государства важнейшим приоритетом модернизации экономики являются материалы нового поколения и глубокая переработка сырья. Это базовое направление, на основе которого реализуются все остальные. Поэтому для нашей страны, которая имеет такие большие запасы нефти, газа, сырья, минеральных ресурсов, это направление должно быть включено в перечень базовых направлений модернизации экономики.

 

Нашу точку зрения поддержали Минпромторг и Министерство обороны РФ, XIX Менделеевский съезд, общее собрание РАН и руководство научно-технического совета ВПК. Необходимо, чтобы решение было принято на уровне государства. Наше богатство не в недрах, а в головах людей. Мы можем использовать знания, преодолеть трудности и выйти с учетом вступления в ВТО в мировую конкуренцию, опираясь на собственные разработки.

 

Конечно, ключевым является создание рынка интеллектуальной собственности. Президентом Российской Федерации было принято решение, что интеллектуальная собственность вне зависимости от того, на какие средства она создана, должна принадлежать разработчику. За исключением той, которая создана в интересах обороны и государственной безопасности. Так разработчику была открыта возможность самому участвовать в процессе коммерциализации.

 

Я думаю, благодаря этому решению мы сможем существенно улучшить не очень хорошую картину, когда в Российской Федерации за год подается не более 30 000 патентов. В США их ежегодно подается 500 000, в Китае – 400 000. Хотелось бы напомнить, что в Советском Союзе за год выдавалось 300 000 авторских свидетельств. Вот массив, который должен способствовать появлению принципиально новых идей и знаний, и основа, чтобы инновационная система начала работать.

 

В договорах на разработку, которые государство заключает сейчас с научно-исследовательскими учреждениями, записано: «Собственность принадлежит разработчику, и он занимается коммерциализацией».

 

Надеюсь, что этот подход поможет перевести экономику России на инновационные рельсы и сократить ее зависимость от наших природных богатств, которые еще пригодятся будущим поколениям россиян. 

 

 

Евгений Николаевич КАБЛОВ, генеральный директор Федерального государственного унитарного предприятия «Всероссийский научно-исследовательский институт авиационных материалов» Государственный научный центр Российской Федерации. Выпускник Московского авиационного технологического института имени К.Э. Циолковского (1974), академик Российской академии наук, доктор технических наук, профессор. С 1974 года работает в ВИАМе, генеральный директор института с 1996 года. Научное направление — супержаропрочные сплавы и покрытия, конструкционные и композиционные материалы, исследования характеристик надежности материалов в реальных условиях эксплуатации. Член Совета при Президенте Российской Федерации по науке и образованию, член попечительского совета Фонда перспективных исследований, член Президиума РАН, президент Ассоциации государственных научных центров РФ. Лауреат Государственной премии СССР, Государственной премии РФ, двух премий Правительства РФ, премии Президиума РАН имени П.П. Аносова, Международной премии имени А.П. Карпинского. Награжден орденами «За заслуги перед Отечеством» III и IV степени, орденом Почета, Почетной грамотой Президента Российской Федерации, медалями, наградами Москвы, Мордовии, Татарстана, Ульяновской и Московской областей и знаками отличия Министерства промышленности и торговли РФ, Министерства образования и науки РФ, Федерального космического агентства, Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом» и других.


 



 

Другие новости по теме:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.


АКТУАЛЬНО:

Календарь событий:

«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30